Первый библиотекарь города Сибай (Из истории одного поиска)


Источник: М.М. Маннапов. Первый библиотекарь города Сибай (Из истории одного поиска) // газета «Сибайский рабочий». №28, 27 февраля 2016 г. С.3.

Примечание:

1) Печатается на историко-краеведческом портале Ургаза.ру с разрешения автора статьи.

2) Обсуждение статьи в официальной группе газеты "Сибайский рабочий".


О латышке Шарлотте Петровне Кеглер (Charlotte Petrovna Kegler) (1889-1958) многие люди знают не понаслышке. Прошло полувека как данный человек покинул этот мир, а память и уважение к ней сохранили многие старожилы г. Сибай, г. Баймак, с.Ургаза (село больше известно как Центральная усадьба Зилаирского зерносовхоза) Баймакского района и др. С тех пор прошло много лет, но мы решили восстановить жизненный путь Ш.П. Кеглер с помощью воспоминаний многих людей.


Учительница Шарлотта Петровна (1933-1936)

Впервые информация о данном человеке была услышана среди 70-80-х летних старожилов с.Ургаза Баймакского района, которые являлись ее учениками. Упоминание лишь только одного ее имени вызывало у них, то слезу в уголках глаз, то радостную улыбку на лице вчерашних ее учеников. «Шарлотта Петровна – моя первая учительница» радостно говорили одни, а другие вспоминали о ней как о преподавателе немецкого языка. Жительница с.Ургаза (тогда еще с.Яковлевка) Баймакского района Галия Зайнулловна Нугуманова вспоминала «Шарлотта Петровна постоянно беспокоилась о нас. Благодаря ей я научилась читать и писать. Она была хорошей пожилой женщиной, но имела пагубную страсть к курению». Информаторы Анна Николаевна Демихова (с.Ургаза) и Роза Магадеевна Аминева (с.Самарское Хайбуллинский район) рассказывали о том, что они получили хорошие знания от прекрасных учителей Ольги Ивановны, Шарлотты Петровны, Надежды Тимофеевны (Бочкарева, работала учителем химии в школе №1 г.Сибай), но дальнейшие развитие полученных знаний было приостановлено Великой Отечественной войной. Жительницы г.Сибай Пелагея Александровна Чугункова и Прасковья Филимоновна Щипанова также представили приятные воспоминания о первой учительнице Шарлотте Петровне. П.Ф. Щипанова даже вспомнила отрывок из популярной песни, созданный из стихов литературного деятеля Ф.С. Шкулева «Мы – кузнецы», которую очень часто напевала Шарлотта Петровна:

«Мы кузнецы и дух наш молодой.

Мы сами себе счастье куем».

На первом этапе сбора информации о Ш.П. Кеглер, нас огорчал тот факт, что ее ученики, будучи детьми, не знали ее фамилии и величали свою учительницу только по имени и отчеству. По этой причине, в первое время, нам было трудно определить годы ее пребывания в Зилаирском зерносовхозе Баймакского района. В затрудненном положении были и опрашиваемые старожилы, которые не имели возможности предоставить точный ответ по данному вопросу. Они были единогласны в одном мнении, что к началу Великой Отечественной войны, Ш.П. Кеглер не занималась преподаванием, а работала библиотекарем в районном центре (Баймак).


        Учителя.jpg


На фотографии: преподавательский состав школы при Зилаирском зерносовхозе. Первый ряд (сидят, справа налево): Кеглер Шарлотта Петровна, директор Корнилов Е.М., Пономарева К.П., Сулейманов Нигмат Галеевич. Второй ряд (стоят, слева направо): Кусяпкулов Камил Шамилевич, Григорьев Василий Иванович, Данилина А.Ив., Башкатов Александр Александрович. 29 апреля 1935 г.


Баймакская жизнь Ш.П. Кеглер (1936-1949)

Одной из первых кто стал рассказывать о баймакском периоде жизни Шарлотты Петровны была жительница г.Сибай Мария Ивановна Резепина: «Шарлотту Петровну я знала с тех времен, когда я училась в Баймакском горнометаллургическом техникуме в 1936 по 1938 гг.». Со слов сторожила, в указанный период Ш.П. Кеглер работала библиотекарем техникума. Она была обыкновенным человеком, в общении со студентами разговаривала на равных и была очень общительной женщиной. Во второй раз, М.И. Резепина, свою старую знакомую встретила в Сибае. Здесь Ш.П. Кеглер работала библиотекарем в БМСК.

В дальнейшем, в Баймаке, Шарлотта Петровна, становится заведующей библиотекой Баймакского завода. Наш интерес к судьбе этой удивительной женщины привел нас к изучению документов архива БМСК (Сибай). В архивном отделе БМСК сохранилась книга приказов по кадрам Баймакского завода за период с 1925 по 1940 гг. Согласно, указанному документу, Шарлотта Петровна Кеглер была принята 4 октября 1938 г. Вот, что вспоминал ветеран труда Баймакского машзавода Степан Иванович Трушин: «Шарлотта Петровна для меня была «немкой» в возрасте 50-ти лет. Она знала наизусть всю заводскую библиотеку. С большой охотой оказывала помощь при выборе книг и могла пересказать содержание любого произведения, которая хранилась в библиотеке. Проживала Ш.П.Кеглер в гостинице и являлась одинокой женщиной». По мнению С.И. Трушина, к моменту сноса клуба, в здании которого располагалась заводская библиотека, Ш.П. Кеглер уже не было. В ходе беседы, старожил признался, что не знает о дальнейшей судьбе этого эрудированного человека. Следует отметить, что ветеран завода одним из первых назвал фамилию Шарлотты Петровны – Штаб, но это было ошибочным утверждением, так как представленная информация нами была впоследствии тщательна проверена. Приятными воспоминаниями о замечательном библиотекаре завода поделились жители г.Баймак, ветераны Баймакского машзавода Камил Таипович Мунасипов, Василий Илларионович Бабошкин и Николай Петрович Сизиков. Ветеран просвещения г.Сибай Закия Забиховна Исламгазина тоже была одной из ее учениц Ш.П. Кеглер, в последствии, многократно встречала на улицах Баймака: «Шарлотта Петровна проживала возле заводских ворот».


Ш.П. Кеглер – библиотекарь технической библиотеки БМСК

Житель г.Сибай Николай Андреевич Бунтов оказал большую помощь тем, что вспомнил фамилию своей первой учительницы: «Шарлотта Петровна Кеглер работала в технической библиотеке БМСК. Я ее знаю со школьной скамьи, когда учился в Зилаирском зерносовхозе, в котором работал мой отец. Она была прекрасной учительницей. Помню, что Ш.П. Кеглер каждый воскресный день проводила обход по домам своих учеников для того, чтобы узнать, как живут ее подопечные, а также выясняла причины отсутствия подготовки к уроку того или иного ученика. Она просто молодец и умница!». Короткая информация Н.А. Бунтова, представленная по телефону (к тому моменту старожил сильно болел) сделал ощутимый сдвиг в изучении жизнедеятельности Ш.П. Кеглер.

23 июня 1949 г. Шарлотта Петровна была переведена из Баймакского завода в БМСК. В то время техническая библиотека располагалась в одном здании с рудоуправлением. По воспоминаниям жителя г.Сибай Александра Михайловича Хорошильцева, в недавнем прошлом, в указанном здании размещались котельная и столовая.

В 50-х гг. ХХ в., одновременно с технической библиотекой, в этом здании начала функционировать и профсоюзная библиотека, заведующей которой была Сорокина Александра Григорьевна. А с июля 1950 г. в профсоюзной библиотеке начала свою деятельность Александра Васильевна Крюкова. Благодаря А.В. Крюковой мы узнаем о дальнейшей судьбе ее коллеги: «Шарлотта Петровна была очень доброй, простой, добросовестной женщиной преклонного возраста. Ш.П. Кеглер любила много читать, а особенно стихи и романы. Все ее уважали, все то, что она просила, ей никогда не отказывали. Как только появлялся новый книжный каталог, то наш председатель рудзавкома (профком) Федор Иванович Тарасов выделял неограниченную сумму денег для того, чтобы выписать необходимую литературу. А книги приходили большими партиями 7-8 раз в день. Я не слышала от нее никакой жалобы на жизнь, хотя все время жила одна. А жила скромно – в подсобном помещении технической библиотеки БМСК». После ухода с должности библиотекаря (в марте 1956 г.) у А.В. Крюковой сократилось время для встреч с Ш.П. Кеглер и в скором времени, с опозданием, узнает о смерти своей коллеги.

С 8 октября 1950 г., в том же здании рудоуправления, по распоряжению Баймакского райисполкома, была открыта городская библиотека, в которой начала работать Мукарама Газизовна Абзелилова. По ее воспоминаниям: «В то время опыт библиотечной работы у меня отсутствовал. И все время мне бескорыстно помогала Шарлотта Петровна, которая была очень порядочной женщиной и добросовестным библиотекарем. Она мне подарила литературу по библиотекарскому делу. Ш.П. Кеглер была очень порядочной и доброй женщиной. Все ее уважали». Спустя 2,5 года М.Г. Абзелилову перевели на другую работу, и тоже с опозданием узнает о смерти своей наставницы.

Из воспоминаний ветерана труда БМСК Марата Абдулловича Хайбуллина: «Ш.П. Кеглер была невысокой, с прямой осанкой женщиной преклонного возраста. Жила без мужа, не было у нее детей, проживала в самой библиотеке. Знала, какую литературу подобрать для каждого читателя, подсказывала, где именно найти нужную информацию. Думаю, что, обладая такими навыками, наверно, имела библиотечное образование. Несмотря на старость, курила сигареты».

Ветеран труда БМСК, бывший председатель Совета ветеранов БМСК Хуснулла Нутфуллович Хамитов говорил, что застал то время, когда работала Шарлотта Петровна, которая была добросовестным человеком и эрудированным библиотекарем. Он считал, что благодаря ней до поры до времени, сохранялись экземпляры дореволюционных энциклопедических изданий.

Ветераны просвещения г.Сибай Явдат Закирович Зубаиров, Фатима Галеевна Сакаева и Ляля Назиповна Нугуманова вспоминают о Ш.П. Кеглер «как о знаменитом библиотекаре г.Сибай того периода. Данного человека знал весь поселок. Для многих людей она была авторитетом. Шарлотту Петровну по праву можно считать первым библиотекарем поселка Сибай».


       Библиотекари г.Сибай.jpg


На фотографии: библиотекари (слева направо): Крюкова Александра Васильевна (профсоюзная библиотека), Ихсанов Абдулла (городская библиотека №1), Кеглер Шарлотта Петровна (техническая библиотека БМСК).



      DSCN8388.JPG


На фотографии: библиотекари (слева направо) А.В.Крюкова и Ш.П.Кеглер в комнате Шарлотты Петровны за разбором почты. Примерная дата: 1955-1956 гг.

 

     DSCN8398.JPG


На фотографии: библиотекари (слева направо) А.В.Крюкова, Ш.П.Кеглер и М.Г.Абзелилова. Примерная дата: 1950-1952 гг.


Круг общения Ш.П. Кеглер

По мнению старожилов А.В. Крюковой и М.Г. Абзелиловой у Ш.П. Кеглер круг тесного общения был представлен узким списком лиц, работавших в рудоуправлении. Следует отметить, что Шарлотта Петровна хорошо общалась с секретарем-машинисткой БМСК Валентиной Ивановной Чайкиной, с которой была знакома еще в период работы библиотекарем в Баймаке, а потому по сообщению информаторов, они были подругами «не разлей вода». В тесном общении была с постоянным читателем технической библиотеки Петром Рябовым, который стал художником в Магнитогорске. Из числа жителей г.Сибай, тесное общение было с Яковлевыми, дружба с которыми уходила корнями в период работы Ш.П. Кеглер в Зилаирском зерносовхозе Баймакского района, а с Мещеряковыми были знакомы с Баймака. Например, Александр Филиппович Яковлев работал специалистом в зерновом хозяйстве, а затем был преподавателем в Баймакском горнометаллургическом техникуме. В указанном учреждении в 1936-1942 гг. проходила учебу сестра А.Ф. Яковлева. Любовь Филипповна Яковлева в 1963-1974 гг. работала секретарем исполкома Сибайского горсовета. В последствии, Л.Ф. Яковлева была заявителем смерти Шарлотты Петровны Кеглер.

Библиотекари А.В. Крюкова и М.Г. Абзелилова будучи молодыми проявляли интерес к прошлой жизни Шарлотты Петровны. При беседах старый библиотекарь будто бы чего-то опасалась и предоставляла краткие ответы, тем самым недоговаривала о себе, что подогревал еще больше интерес к ее персоне со стороны молодых коллег. Ветеран труда БМСК Марат Абдуллович Хайбуллин, в ходе своих воспоминаний о библиотекаре комбината, предоставил по данному поводу свое рассуждение: «Ш.П. Кеглер была женщиной преклонного возраста. Сразу было видно, что наш библиотекарь не русская. Черты ее лица показывали, что она не здешних краев. Дело было послевоенное и НКВД осуществляло изучение круга общения подобных лиц как Ш.П. Кеглер. И многие люди особо не общались с ней, так как боялись, что их могут осудить в государственной измене. К тому же были люди, которые не любили немцев (информатор считал Ш.П. Кеглер немкой – М.М.) из-за прошедшей Великой Отечественной войны. С кем общалась? Общалась Ш.П. Кеглер с семьей главного врача г.Баймак Михаилом Григорьевичем Гуревичем».

Действительно, Шарлотте Петровне Кеглер есть было чего бояться. В апреле 1935 г. в политотделе Зилаирского зерносовхоза Баймакского района было заслушано письмо Политуправления НС о факте разоблачения преподавательского состава школы при Зерносовхозе, которая на 50 % оказалась укомплектована «кулацким и поповским отродьем». Возможно, данное постановление и повлияло на дальнейшую преподавательскую деятельность Ш.П. Кеглер, которой пришлось выехать в Баймак. А в 1937 г. временно была приостановлена работа политотдела Зилаирского зерносовхоза в связи с распространением политических анекдотов. Все работники политотдела были сняты с должностей с условием 2-хлетнего запрета по осуществлению активной деятельности в партийных органах. Среди них был и приемный сын Ш.П. Кеглер – Николай Васильевич Рыбаков. Все ученики Шарлотты Петровны в один голос утверждали, что указанный человек, являлся, ее приемным сыном. Н.В. Рыбаков был родом из д.Дурново Тверской губернии. В 10-летнем возрасте остался без матери, которая умерла от тифа. В июне 1933 г. он был мобилизован из г.Ленинград для работы в политотдел Зилаирского зерносовхоза Баймакского района в качестве помощника начальника по комсомольской работе, также он входил в состав бюро Баймакского райкома. Необходимо отметить, что Ш.П. Кеглер приехала из г.Ленинград, а ее сестра жила в Риге. Дальнейшая судьба Н.В. Рыбакова неизвестна, но старожилы твердят о том, что он погиб на фронте Великой Отечественной войны. К сожалению, Н.В. Рыбаков не представлен в справочнике «Книга Памяти», вероятно, всего он подвергся репрессиям. Все это наверняка наложило отпечаток в душе Ш.П. Кеглер и она боялась рассказывать молодым библиотекарям Сибая о своем прошлом.


Последние дни Ш.П. Кеглер (ноябрь 1957 г. – 13 января 1958 г.)

К старости Шарлотту Петровну начали беспокоить боли в суставах, затем последовали не заживаемые язвы. По этой причине, в ноябре 1957 г. Ш.П. Кеглер была вынуждена оставить работу. К этому времени, библиотекарю технической библиотеки БМСК предоставили квартиру в барачном строении, который был расположен по ул. Нуриманова (Сибай). Еще до переезда с Ш.П. Кеглер проживала техничка БМСК Арина Леонова (возможно были знакомы с периода работы в Зилаирском зерносовхозе), которая занималась уходом за больной до самой смерти. 13 января 1958 г. Шарлотты Петровны не стало.

Шарлотта Петровна Кеглер оставила глубокий след в сердцах своих бывших учеников Зилаирского зерносовхоза Баймакского района и читателей технической библиотеки БМСК, которые в свою очередь сохранили о ней добрую, и светлую память.


Использованные источники и литература:

1) Архив БМСК. Оп.3. Д.1. Алфавит по БМСК с 1925 г. по 1940 г. Книга приема и увольнений рабочих по Баймакскому медькомбинату; а также книга приказов по кадрам по БМСК: информация о годе рождения, вступление на работу, перевод из Баймака в Сибай, уход на пенсию Ш.П. Кеглер.

2) ЦАОО РБ (бывший ПартАрхив РБ). Ф.768. Оп.1. Д.71. Политдонесения, протоколы, планы парторганизации Зилаирского зерносовхоза (февраль – октябрь 1935 г.).

3) ЦАОО РБ. Ф.122. Оп.36. Д.0277. Личное дело Рыбакова Николая Васильевича.

4) Архив Сибайского ЗАГСа: информация о дате смерти и национальности Ш.П. Кеглер.

5) Полевой материал автора: воспоминания старожилов (собран в 1996-2004 гг.).